Главная / Статьи / Кролики против диабета

Кролики против диабета

Надежду на исцеление больным сахарным диабетом I типа дает пересадка донорских клеток поджелудочной железы. Кому поможет подобная операция? О новом методе лечения сахарного диабета рассказывает кандидат медицинских наук, врач-эндокринолог Отделения трансплантации органов Российского научного центра хирургии РАМН (г. Москва) Александр Вячеславович Подшивалин. – Неужели при лечении диабета нельзя обойтись лекарствами и диетой, почему нужна еще и операция? – Хирургическая операция – это крайняя мера. Ее проводят, когда в поджелудочной железе быстро разрушаются клетки, вырабатывающие инсулин, состояние больного тяжелое. При решении вопроса об операции мы исходим из возможности качественно улучшить жизнь пациента, всегда соотносим пользу нашего вмешательства и предполагаемые осложнения. – А в чем состоит сама операция, как с ее помощью удается помочь больному? – Операция заключается в пересадке донорских клеток поджелудочной железы. Дело в том, что при запущенном сахарном диабете I типа собственных клеток, способных производить инсулин, как правило, остается очень мало. А раз нет клеток, нет и инсулина. Но без него другие клетки нашего организма не усваивают глюкозу и, следовательно, лишаются одного из главных ов питания. Невостребованная глюкоза накапливается в крови, что очень опасно. Пересаженные же клетки пусть не в полной мере, но восстанавливают выработку необходимого гормона. Сама процедура имплантации технически несложна: больному под местной анестезией делают небольшой надрез. Через него в одну из вен вводят донорские клетки поджелудочной железы. Попав в вену печени, клетки закрепляются, приживаются и начинают вырабатывать инсулин. – Всем ли больным можно пересаживать клетки поджелудочной железы? – К сожалению, нет. Сейчас подобную операцию проводят только при диабете I типа, или, как его называют, инсулинзависимом диабете. – Позволяет ли операция полностью отказаться от инъекций инсулина? – Пока не позволяет. Уколы инсулина больному все равно приходится делать, но, конечно, не так часто и не так много, как до операции. В то же время пересадка существенно облегчает общее состояние больного, тормозит или даже предотвращает грозные осложнения сахарного диабета – почечную недостаточность, слепоту, болезни сердца. – А зачем вообще нужно компенсировать недостаток инсулина донорскими клетками, а не инъекциями самого инсулина? – Те, кто получает инсулин не из шприца, а из клеток внутри своего организма, в гораздо большей степени застрахованы от осложнений диабета. Само течение заболевания становится более стабильным. Вот лишь один пример. У женщин, страдающих сахарным диабетом, возникают серьезные проблемы с рождением детей. Часто больные не могут забеременеть, а если беременность наступает, то протекает со многими осложнениями. Трансплантация донорских клеток в большинстве случаев нормализует течение беременности, уменьшает опасность рождения мертвых детей, предупреждает заболевания плода, останавливает развитие осложнений сахарного диабета. – Надолго ли помогает операция? – Теоретически достаточно одной-единственной пересадки. Донорские клетки поджелудочной железы жизнеспособны в течение многих лет. Они содержат и вырабатывающие инсулин так называемые В-клетки, и клетки-предшественники, из которых образуются взамен отмерших новые В-клетки. Но на практике положительный эффект от операции сохраняется недолго – пока только в течение одного года. Потом нужна повторная операция. – А почему так происходит? – Ясности в этом вопросе нет. Известно, что диабет I типа возникает из-за сбоев в работе иммунитета. Возможно, иммунная система ошибочно принимает собственные клетки поджелудочной железы за чужеродные и начинает разрушать их. Именно такая ситуация может существенно сократить время жизни пересаженных клеток. Поэтому сейчас ученые ищут способы защитить донорские клетки. Например, для этого их заключают в специальные капсулы с пористой мембраной. При правильно подобранном размере пор глюкоза будет проникать внутрь капсулы, а синтезируемые молекулы инсулина – выходить наружу. Гораздо более крупные по размеру лимфоциты и антитела не смогут проникнуть через поры, что и защищает пересаженные клетки от отторжения. – Откуда вы берете донорский материал для пересадки? – Сейчас мы используем клетки поджелудочной железы поросят и новорожденных кроликов, а также плодные клетки человека. После их пересадки проблемы с отторжением возникают редко. Поэтому больным не нужно принимать мощные препараты, подавляющие иммунитет. Конечно, донорские клетки животных нам очень помогли. Ведь они легкодоступны и дешевы. Количество операций увеличилось в несколько раз, а их эффективность сейчас превышает 90%. Кстати, донорские клетки поджелудочной железы можно пересаживать не только в печень, но и в клетчатку глаза. Такой опыт у нас тоже имеется. Благодаря подобной операции удается предотвратить одно из самых тяжелых осложнений сахарного диабета – диабетическую слепоту. Положительный результат – повышение остроты зрения – отмечается почти у 80%. – Почему вы используете для пересадки именно клетки поросят и кроликов? – Дело в том, что инсулин у животных и человека неодинаков. По своему строению и составу он немного отличается. На человеческий гормон более всего похож инсулин свиньи и кролика. Наше законодательство пока разрешает использовать подобный биологический материал для пересадки человеку. В Европе и Америке этого делать нельзя. – Кстати, а как проблема пересадки поджелудочной железы решается за рубежом? – У наших зарубежных коллег несколько иной подход. Они пошли по более сложному и дорогостоящему пути. Пересаживается поджелудочная железа целиком и чаще всего вместе с почками. Причем донором может быть только человек. После успешно проведенной операции результаты, несомненно, выше клеточной трансплантации, которая используется в нашей стране. Во многих случаях удается полностью компенсировать сахарный диабет, нормализовать выработку инсулина. Но вместе с тем довольно часты осложнения. Из-за приема иммунодепрессантов неизбежно снижение иммунитета, сопротивляемости инфекциям, увеличение риска опухолевых заболеваний. Продолжительность лечебного эффекта тоже небольшая – всего один – максимум два года. Как и при любой операции по пересадке органов человека, приходится долго ждать подходящего донора. – Получается, что трансплантация поджелудочной железы идет даже хуже, чем, скажем, сердца? – Вы правы. В целом результаты пересадки поджелудочной железы пока уступают результатам трансплантации почек, сердца и печени. Но все равно такие операции проводят. Сейчас в мире делается около 1000 трансплантаций поджелудочной железы ежегодно, причем 80% – в США. – А у нас поджелудочную железу пересаживать не пробовали? – Пересадку поджелудочной железы в России сделали только четырем пациентам. К сожалению, все операции закончились неудачей. Но это не связано с низкой квалификацией наших специалистов. Скорее, мы просто отстали в этом направлении. Да и операция очень сложна. Если вспомнить историю, то все 14 первых пересадок поджелудочной железы были неудачными. – Как вы оцениваете перспективы трансплантации поджелудочной железы? – Безусловно, они есть. И связаны, прежде всего, с пересадкой трансгенных органов. В этом случае были бы решены практически все проблемы, в том числе с отторжением трансплантата, дефицитом донорских органов и их высокой стоимостью. Но пока опыта пересадки человеку трансгенной поджелудочной железы нет нигде в мире. Интересны также попытки создания искусственной поджелудочной железы – компактного автоматического устройства, которое будет вводить больному строго необходимое количество инсулина в ответ на изменение в крови уровня сахара. Но это дело будущего. – И что же – традиционное лечение сахарного диабета с помощью инъекций инсулина станет ненужным? – Вовсе нет. Наверняка еще десятки лет инсулин будет верой и правдой служить больным сахарным диабетом. Тем более что ученые и медики создают все более эффективные формы этого препарата, постоянно совершенствуется техника его введения. t Где делают операции по пересадке клеток поджелудочной железы: l Московский НИИ трансплантологии и искусственных органов. l Российская детская клиническая больница. l Санкт-Петербургский Научно-исследовательский центр Государственного медицинского университета. t Инсулин можно вдыхать Ингаляции инсулина действуют не хуже, чем инъекции. С их помощью у больных диабетом I типа удалось уменьшить число инъекций с двух-трех до одной в сутки, а при сахарном диабете II типа ингаляции инсулина вообще заменили уколы. По мнению специалистов, инсулиновые ингаляции все-таки не смогут полностью заменить обычный инсулин. Но они, без сомнения, очень полезны для детей с диабетом I типа и в неотложных ситуациях, когда срочно требуются большие дозы инсулина.

Владимир ЩЕРБАКОВ